Помощь сайту

Газета и сайт существуют благодаря Вашей помощи!

Web Money
Эл. кошельки WM: R165213634514 и Z638670055915
Счет Visa Electron: карта №4276868018974690
Почтовый перевод
Банковский перевод

Фотогалерея

Цитаты

Не осуждайте других

1 Не судите, да не судимы будете, 2 ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.

3 И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?

4 Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно?

5 Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.

От Матфея святое Евангелие. Гл. 7
 

Новости дворянства



О Черногории. «Один брат, один свет … оба мы Святославичи!»

PDFПечатьE-mail

«Один брат, один свет … оба мы Святославичи!»

«Слово о полку Игореве»

Черногория

Конечно, мне было известно, что есть такая страна на карте мира.

Примерно так же, как знаешь о существовании дальнего родственника, с которым ни разу в жизни не встречался, имея о нем весьма смутное представление. И если бы понятие любви было подвластно математическим расчетам, то в отношении него она, твоя субъективная любовь, измерялась бы ничтожной цифрой – что-то вроде «одной шестимиллиардной»… Но однажды люди встречаются, перестают быть чужими друг другу, и тогда к нолику твоей любви Господь добавляет единицу.

Порой то же самое происходит, когда встречаются человек и страна.

Когда впервые, лицом к лицу, ты вдруг с удивлением для себя отыскиваешь в ней знакомые и такие родные сердцу черточки… Когда багаж сведений, наспех собранный накануне поездки по просторам Интернета, уступает место глубоко личному чувству осознания того, что ты здесь не чужой, что границы твоей родины каким-то непостижимым образом расширились на несколько тысяч квадратных километров… Когда по отъезде ты, неожиданно для самого себя, не можешь сдержать слез, словно прощаясь с близким и дорогим тебе человеком.

Откуда это ощущение сопричастности? Поначалу тихое и необъяснимое, оно теплится огоньками восковых свечей в поющей тишине храма, стучится в твое сердце с первыми ударами колокола, зовущего на вечернюю службу, радостно откликается в ответ на возглас диакона «… у миру Господу се помолимо…». Оно – во взгляде святых, с любовью взирающих на тебя с потрескавшихся от времени фресок, и в словах случайного встречного: «Вы сами из Русие? О, братский народ!», в искренности которых не сомневаешься ни секунды. Как и в том, что родство это не поддается описанию в научных и политических терминах, а коренится в единстве нашей православной веры и братских Поместных Церквей. Русской и Сербской.

Бесспорно, все мы странники на этой земле, и сердце истинно уверовавшего в Господа знает, что дом его там, где Он. Но до Неба еще нужно дорасти, восходя в своей любви к Богу от степени в степень. Одна из ступенек этой лестницы – любовь к земному Отечеству, от которой, по слову святых отцов, мы восходим к любви более высокой, к желанию Отечества небесного.

«А закончилась ли там война?»

Этот вопрос мне задавали перед поездкой в Черногорию чаще других. Тогда как войны, в буквальном понимании этого слова, здесь не было. Черногорцам были слышны только отзвуки НАТОвских бомбардировок, сменившиеся затем скрежетом железного занавеса. Колючая проволока политической блокады и всесторонний экономический бойкот - те самые сума да тюрьма, от которых по мудрому слову пословицы не зарекаются – таким был крест «балканского кризиса», который судил Господь этой стране. На целое десятилетие Черногория выпала из поля зрения массовой общественности, потерялась в тени своего «большого брата» Сербии. Но не исчезла с лица земли.

Черногория - намоленная страна. Семена христианской веры сюда принесли еще святые апостолы. И благодатная черногорская земля, духовно окормляемая Сербской Православной Церковью, взрастила из них свои духовные лилии – череду святых подвижников, мучеников, исповедников и святителей, молитвами которых и укрепляется в вере, оставаясь на сегодняшний день единственным оазисом православия на всем побережье Адриатического моря.

Семьдесят пять процентов населения страны исповедует православную веру. Понятие религиозности в Черногории не номинально. Религиозен сам уклад жизни черногорцев. Православная Пасха и Рождество Христово имеют в Черногории статус официальных праздников, установленных на государственном уровне. А посещение похорон – сродни национальной традиции. Некрологи здесь вывешивают на автобусных остановках и стволах деревьев, что повергает заезжих туристов в состояние шока, а рядового черногорца, напротив, побуждает к постоянному памятованию о смерти.

Черногория - один из немногих, если не единственный, регион бывшей Югославии, где люди не брались за оружие в попытке решить внутриполитические проблемы. А уж каково горцу смирить свой гордый нрав, ставший притчей во языцех - одному Богу известно. Одному Ему и под силу. «… Жертва Богу дух сокрушен…», - с этой строкой покаянного псалма царя Давида черногорцы сонастраивают свои сердца, свято веря, что угодна Богу и их бескровная жертва.

Монастырь Прасквица

В Черногории 60 действующих православных монастырей при численности населения страны менее 700 тысяч человек, что сравнимо с числом жителей города Ижевска (только представьте: 60 монастырей в нашем городе!). Поэтому вовсе не удивительно то, что черногорские монастыри не могут похвастаться многочисленностью своей братии. Единственный монах в монастыре - случай здесь, конечно, редкий, но не исключительный. Вот и в монастыре Прасквица иеромонах Димитрий – и настоятель, и братия в одном лице. Благо, недостатка в добровольных помощниках, желающих потрудиться во Славу Божию, в Черногории не испытывают.

«Прасква» - в переводе с сербского - персик. Такое, несколько странное для монастыря, название происходит от источника, находящегося поблизости, воды которого, как говорят, когда-то пахли персиками. Утекло их с той поры немало, поскольку по преданию монастырь был основан около десяти столетий назад.

Монастырский комплекс включает в себя не так давно отреставрированный храм Святого Николы и церковь Святой Троицы постройки XI века, главная ценность которой – древние фрески. Церковь нуждается в реставрации, поэтому временно является не действующей, однако мы не упускаем возможности, с разрешения настоятеля, оказаться внутри нее. После яркого дневного света глаза несколько секунд привыкают к полумраку. Здесь нет ни царских врат, ни паникадила, ни привычных для черногорских храмов стасидий… Ни времени. За порогом этой церквушки оно останавливается. И ты сам, невольно замираешь, боясь малейшим движением и даже самим дыханием нарушить эту торжественную тишину. Такое чувство, словно попал на литургию в момент чтения Евангелия. Необъяснимое, но очень живое ощущение.

Изнутри храм – как пасхальное яичко. Яркие, свойственные сербской иконописной школе, краски, местами стертые, облупившиеся замысловатыми зигзагами. Фресковые росписи черногорских храмов отличаются поразительной внутренней динамичностью. Порой, кажется, что святые, изображенные на стенах церкви замирают лишь под твоим взором, чтоб не выдать себя. Но стоит только отвести взгляд… как Пресвятая Богородица бережно примет Богомладенца Иисуса из рук старца Симеона, благоговейно преклонившего пред Ним свою седую главу, а Симон Кириенянин, сопровождаемый скорбной процессией, сделает очередной тяжелый шаг в направлении Голгофы под спасительным гнетом Креста Господня …

Пребывание в церкви Святой Троицы не случайно оставляет ощущение присутствия при священнодействии. Следуя поздневизантийским традициям, черногорские иконописцы старались приблизить церковную роспись к земной службе как отражению службы Небесной. В храмах Черногории это почти повсеместно находит выражение в особой фресковой композиции на стене апсиды (алтарного выступа, ориентированного на восток), получившей название «Служба святых отцов». В общих чертах эта сцена представляет собой процессию совершающих Литургию святителей. Идея апостольской преемственности в лице великих церковных учителей приобретала на Балканах в каждом конкретном храме местное звучание, что выражалось в выборе для данной композиции определенных, наиболее почитаемых здесь святителей.

Все святые молите Бога о нас…

Савва Сербский I и Савва Сербский II, Симеон Мироточивый, Стефан Первовенчанный, Василий Острожский чудотворец… Последний – несомненно, самый почитаемый в Черногории святой. Но, к сожалению, нам, православным россиянам, в большинстве своем мало что о них известно по причине их местночтимого «статуса». Однако не все черногорские святые относятся к таковым, есть у нас и общий небесный молитвенник – святитель и чудотворец Петр Цетинский, бывший черногорским митрополитом в 1784-1830 гг.. В 2000 году Священным Синодом Русской Православной Церкви он включен в число Петербургских святых, празднование Собора которых совершается в третью неделю по Пятидесятнице.

Святитель Петр строго завещал черногорцам быть верными России. Многие из них и сегодня называют нашу страну не иначе как «майка Русия», что значит «Россия-матушка», добавляя: «Все страны граничат друг с другом, а Россия граничит с Богом». Для Черногории наша страна всегда виделась надежным оплотом православной веры, на нее они возлагали свои надежды и чаяния в деле единения славянских народов. Поэтому не удивительно, что русских святых здесь почитают наряду с местночтимыми. Но поначалу, зайдя в какую-нибудь тихую церквушку на окраине города, мы все же удивлялись лежащей на аналое иконе преподобного Сергия Радонежского или кого-то еще из близких сердцу русского человека святых. Их лики сразу притягивали взор: Серафим Саровский, Матрона Московская и, почти повсеместно, икона или портрет российского царя-мученика Николая II. Его почитание началось здесь гораздо раньше, чем в родном отечестве. Сербам, к числу которых этнически относит себя и большинство черногорцев, не нужно объяснять почему «проигравшему» большевикам царю можно и нужно молиться. Этот народ свято хранит предание предков о том, как накануне исторической битвы с турками на Косовом Поле сербскому князю явился Ангел Господень, вопрошая: «О каком царстве помышляешь, Лазарь, земном или Небесном?». «Что нам земная слава, если Христос отвернется от нас?» - был его ответ. На рассвете перед битвой все воины причастились, и князь Лазарь вместе со своим народом принял мученическую кончину за веру от рук завоевателей. Легенда или быль – Бог весть, но вот уже седьмой век сербы пьют горькую чашу, миллионами погибая и страдая за веру и все же оставаясь православными христианами.

Из жизни отшельников: монастырь острог

Дороги там такие, что даже неверующий украдкой перекрестится. Наш водитель Никола осеняет себя крестным знамением на каждом крутом повороте, в завершение целуя сложенные горсточкой пальцы. «Благослови, душе моя, Господа, и вся внутренняя моя, имя святое Его…», - струится из колонок его автомагнитолы небесной чистоты напев в исполнении сербской певицы Дивны. Этот, поистине дивный, голос, словно волшебная серебряная нить, тянет наш громоздкий автобус вверх по горному серпантину на высоту около тысячи метров над уровнем моря, в святую обитель – монастырь Острог, одно из главных мест паломничества в Черногории.

Действующий мужской монастырь Острог, выстроенный в углублении отвесной скалы, возвышается над окрестностями подобно маяку в бушующем мирском море, на свет которого идут все «труждающиеся и обремененные». Отправляясь сюда, местные жители обычно говорят: «Едем под Острог, слава ему и милость», предлогом «под» как бы подчеркивая свое благоговение пред духовными высотами, коих достигли подвизавшиеся здесь монахи-отшельники.

Это «черногорская Метеора» - с пещерами-кельями, маленькими пещерными церквями, расположенными одна над другой и расписанными прямо по камню, узкими лестницами, зажатыми между беленых стен и нескончаемой вереницей паломников со всего мира. Обитель тайных подвижников, Острог получил широкую известность среди мирян лишь с конца XVII века. Это произошло в связи с тем, что здесь долгое время подвизался и упокоился о Господе святитель Василий Острожский, «плебейский богомолец» как прозвали его турки, молитвами которого и усердным, поистине апостольским, служением и проповедью было сохранено православие на Балканах.

Несколько сот метров по склону горы, что отделяют Нижний Острог от Верхнего, где в небольшой Введенской церкви покоятся мощи святого Василия, паломники традиционно преодолевают пешком. Древние, местами сбитые в каменную крошку, ступени – немые свидетели подвижнической жизни монахов, чьи следы стерты здесь сотнями тысяч ног… «Святителю отче Василие Острожский, моли Бога о нас», - семь слов и очередные семь ступенек, а потом снова и снова… Почитаемый в народе святым еще при жизни, святитель Василий и по своей блаженной кончине не оставляет тех, кто притекает к его заступничеству с горячей молитвой. Из бесплодной скалы на месте упокоения святого выросла виноградная лоза, которая и по сей день посреди голого камня являет собой торжество жизни над смертью.

Острожские монахи аскетичные, приветливые, излучают неподдельную доброжелательность. У многих из них на левом запястье можно заметить плетеные браслеты брояницы – распространенный в Балканских странах род четок. Каждый узел брояницы состоит из семи пересечений нитей - семи крестов. Монахи плетут их из овечьей шерсти в напоминание о том, что все христиане - стадо Христа - Доброго Пастыря.

Балканский Иерусалим

Город Цетине – исторический и духовный центр Черногории. Паломники со всего мира едут в Цетинский монастырь, чтобы поклониться одним из величайших христианских святынь, обретших здесь свое пристанище - нетленной деснице святого Иоанна Крестителя, частице Животворящего Креста Господня и иконе Пресвятой Богородицы Филеримоса кисти святого апостола Луки. Эти три святыни уже более пяти веков назад соединились вместе, пройдя непростой путь из Азии в Европу и благословив многие народы. «У нас тут малый Иерусалим», - говорят цетинские монахи, проводящие паломников по ризнице монастыря.

Святой апостол и евангелист Лука не смог получить от севастийских христиан тело Предтечи Господня, но принес из Севастии в свой родной город Антиохию десницу святого Иоанна. Таким образом, апостол спас ее от уничтожения, которому спустя триста лет от руки языческого царя Юлиана-Отступника подверглось тело святого Крестителя. Десница находилась в храме святого апостола Петра до агарянского нашествия, после которого некий диакон Иов, по вдохновению от Духа Божия, перенес ее в Халкидон, откуда святыню переправили в Константинополь.

Икона Филеримоса, по преданию являющая собой прижизненный портрет Пресвятой Богородицы, написанная апостолом Лукой в доме святого апостола Иоанна Богослова в Эфесе, обошла весь Восток. Сам святой Лука увез ее в Египет и оставил отшельникам, посвятившим свою жизнь Господу (отсюда и второе название иконы - «Пустыннолюбительница»). Оттуда она попадает в Иерусалим, а затем в Константинополь.

Именно в Константинополе все три святыни оказались в руках рыцарей Мальтийского ордена, которые впоследствии передали их российскому императору Павлу I. Святыни благословляли Русскую землю сто двадцать лет, до тех пор, пока перед большевистским переворотом не были укрыты в Эстонии, где их приняла царица-мать Мария Феодоровна. Перед смертью она передает их митрополиту Антонию (Храповицкому), который ненадолго помещает святыни в один из берлинских православных храмов, а затем, уехав в Сербию, преподносит их в дар последней правящей югославской династии Карагеоргиевичей в Белграде. После Второй мировой войны реликвии были изъяты у Сербской Церкви коммунистами и возвращены только в 1979 году.

Ковчежец с десницей Крестителя Господня Иоанна и частицей Древа Креста Господня находятся в монастырском храме Рождества Пресвятой Богородицы, там же, где установлена рака с мощами святителя Петра Цетинского. Икону Пресвятой Богородицы Филеримоса отделяют от них несколько сот метров… Расстоянии, на котором от монастырских стен располагается здание народного музея г.Цетине, доступ паломников куда весьма ограничен. Власти не отдают икону Церкви, превратив святыню в экспонат.

Ходят слухи, будто бы наша страна просила сербов вернуть ей обратно «гатчинские святыни» (названные так по месту пребывания их в царской России), на что почивший ныне сербский патриарх Павел ответил: «Царь нам дал, царю в Россию и вернем». Сербы ждут русского царя, полагая, что только он сможет навести порядок, как в России, Сербии, так и во всех славянских странах. «Другого пути на улучшение ситуации нет и быть не может. Демократия дискредитировала себя во всех странах мира», - говорят они.

P.S

В углубления между камней, слагающих монастырские стены Острога, засунуты монеты. Центы, гривны, фунты, куны, рубли - почти стертые и совсем новенькие, блестящие на солнце … Россыпью они лежат и на пустующем престоле алтаря церкви Святой Троицы в Прасквице. Кому служит нынешний век? Красноречивее, кажется, некуда. Смирение нищетой для Черногории в прошлом, а в будущем - справится ли страна с искушениями мира сего, хлынувшими сюда вместе с пестрым потоком туристов?

Черногорские власти всячески стараются дистанцироваться от «неблагополучной» Сербии, взяв так называемый «курс на процветание». Развитие по примеру европейского Монако – вот каким видится будущее страны в министерстве ее экономического развития. Старшее поколение черногорцев возмущено действиями властей и расценивает их как предательство по отношению к единоверным братьям-сербам. Молодежь же, напротив, мечтает пожить в Европе. Поколение, выросшее на югославском пепелище, называет свою страну на европейский манер – Монтенегро - и почти не понимает по-русски.

С недавних пор на территории Черногории существует раскольническая «Черногорская православная церковь», которую возглавляет лишенный сана бывший клирик Константинопольского патриархата. Этот раскол на руку политическим кругам страны, считающим его «соответствующим интересам молодого независимого государства». В какой-то степени ситуация здесь напоминает положение на Украине. По словам митрополита Черногорско-Приморского Амфилохия, раскол всегда начинается с сердца, поэтому так важно сохранить его целомудренным. «Сегодня, когда в мире царит духовный кризис, в наших славянских странах надо возобновлять Евангельский дух соборности, соборной любви», - призывает Владыка. В наших силах – не остаться равнодушными. Ведь когда к нолику твоей любви Господь добавляет единицу, рождается молитва…

Конечно, мне было известно, что есть такая страна на карте мира. Примерно так же, как знаешь о существовании дальнего родственника, с которым ни разу в жизни не встречался, имея о нем весьма смутное представление. Но однажды люди встречаются… и, не узнав друг друга, проходят мимо. Очень хочется верить, что в будущем с нами такого не случится.

***

Фотогалерея

Что еще можно посетить в Черногории

Монастырь Баня. Храм Святого Георгия Победоносца: частица мощей Святого Великомученика Георгия Победоносца.

Монастырь Савина: перст святого Апостола Фомы, частица мощей святого великомученика Георгия Победоносца, чудотворная икона Божией Матери «Савинская», бесценные фрески с ликами династии Неманичей.

Монастырь Косириево: стопа апостола и евангелиста Луки.

Монастырь Морача. Храм Успения Богородицы, XIII век: рука святого священномученика Харлампия. В алтаре храма находится фреска пророка Божия Илии, создание которой относят к XIII веку, охраняется ЮНЕСКО.

Использованы материалы: www.pravoslavie.ru, www.taday.ru, www.montenegro-today.com/rus/ информационный портал «Черногория сегодня».
Наталья Тарасова, фото автора

Интересная статья? Поделись с другими:
Собор Святой Троицы г. Ижевска

Газета и сайт существуют благодаря Вашей помощи!

Web Money
Эл. кошельки WM: R165213634514 и Z638670055915
Счет Visa Electron: карта №4276868018974690
Почтовый перевод
Банковский перевод

Facebook
  • Пользователи : 3
  • Статьи : 719
  • Ссылки : 8
  • Просмотры материалов : 4336821
Сейчас 68 гостей онлайн